Джон Мейнард Кейнс. Общая теория занятости, процента и денег

Рубрика: 06. Об экономике

Нужно ли читать классику? Для меня вопрос не однозначный. С одной стороны, любой последующий пересказ – это только пересказ, и оригинал должен быть лучше. С другой стороны, много воды утекло с момента написания классических произведений, были рождены, апробированы, приняты или отвергнуты новые идеи, изменился язык, стилистика изложения… Мне понравились критерии, которые использовали Джек Коверт & Тодд Саттерстен при отборе 100 лучших бизнес-книг всех времен:

  1. Качество идеи. Приводит ли автор веские аргументы? Есть ли что-то новое в его идеях? Соответствует его идея или противоречит тому, что мы инстинктивно знаем о бизнесе? Можем ли мы использовать эту идею, чтобы улучшить свой бизнес?
  2. Возможность применить эту идею в современном бизнесе. Мы отбросили книги, где описаны устаревшие теории, на смену которым пришли новые, или те, которые рассказывают о компаниях, прекративших свое существование.
  3. Книги должны быть понятными. Хорошую идею невозможно расшифровать, если она изложена непонятным языком и стоящие мысли теряются в окружении бессмысленной шелухи. При всей нашей любви к Адаму Смиту, мы не включили сюда его «Исследование о природе и причине богатства народов» объемом девятьсот с лишним страниц, просто из-за чрезвычайной утомительности подобного чтения.

Мне много раз попадались ссылки на работы Джона Мейнарда Кейнса. И вот я отважился прочитать его «Общую теорию занятости, процента и денег». – М.: Гелиос АРВ, 2011. – 352 с.

Это оказалось довольно трудным чтением. За последнее время столь же трудно мне дались: Стаффорд Бир. Кибернетика и менеджмент и Карл Поппер. Логика научного исследования.

Скачать краткий конспект в формате Word

Введение

Я назвал эту книгу «Общая теория занятости, процента и денег», акцентируя внимание на определении «общая». Книга озаглавлена так для того, чтобы мои аргументы и выводы противопоставить аргументам и выводам классической теории, на которой я воспитывался и которая – как и 100 лет назад – господствует над практической и теоретической экономической мыслью правящих и академических кругов нашего поколения. Я приведу доказательства того, что постулаты классической теории применимы не к общему, а только к особому случаю, так как экономическая ситуация, которую она рассматривает, является лишь предельным случаем возможных состояний равновесия. Более того, характерные черты этого особого случая не совпадают с чертами экономического общества, в котором мы живем, и поэтому их проповедование сбивает с пути и ведет к роковым последствиям при попытке применить теорию в практической жизни.

Классическая теория занятости, считавшаяся столь простой и ясной, базировалась, по-моему, на двух основных постулатах, практически принимавшихся без обсуждения, а именно:

1) Заработная плата равна, предельному продукту труда. Это означает, что заработная плата занятого лица равна стоимости, которая была бы потеряна, если бы занятость снизилась на одну единицу (за вычетом других издержек, которые отпали бы ввиду этого сокращения производства), с оговоркой, однако, что равенство это может быть нарушено (в соответствии с особыми принципами), если конкуренция и рынки являются несовершенными.

2) Полезность заработной платы при данном количестве занятых работников равна предельной тягости труда при той же величине занятости. Другими словами, реальная заработная плата как раз достаточна (по оценке самих занятых) для того, чтобы вызвать предложение действительно занятого количества рабочей силы. Тягость здесь следует понимать в том смысле, что она включает любую причину, которая может побудить отдельного человека или группу людей скорее вовсе не работать, чем согласиться на заработную плату, полезность которой для них ниже известного минимума.

Названные два постулата определяют, согласно классической теории, объем используемых ресурсов. Первый дает нам график кривых спроса на труд, а второй – график кривых предложения. Величина занятости определяется, следовательно, точкой, где полезность предельного продукта уравновешивает тягость труда при предельной занятости.

Равенство между реальной заработной платой и предельной тягостью труда при данном объеме занятости, которое предполагается вторым постулатом классической школы, соответствует при его реалистическом толковании отсутствию «вынужденной» безработицы. Такое состояние мы будем называть «полной» занятостью. «Фрикционная» и «добровольная» безработица совместимы с «полной» занятостью, определяемой подобным образом.

Вместе с тем, очевидно, что поскольку классическая теория приложима лишь к случаю полной занятости, то совершенно неправильно применять ее к анализу «вынужденной» безработицы, если уж таковая возникает (а кто же будет отрицать, что она действительно существует). Теоретики классической школы похожи на приверженцев эвклидовой геометрии в неэвклидовом мире, которые, убеждаясь на опыте, что прямые, по всем данным параллельные, часто пересекаются, не видят другой возможности предотвратить злосчастные столкновения, как бранить эти линии за то, что они не держатся прямо. В действительности же нет другого выхода, как отбросить вовсе аксиому параллельных линий и создать неэвклидову геометрию. Нечто подобное требуется сегодня и экономической науке. Нужно отбросить второй постулат классической доктрины и исследовать механизм действия экономической системы, в которой «вынужденная» безработица в узком смысле вполне возможна.

Принятие первого постулата означает, что при данном состоянии организации, оборудования и техники реальная заработная плата за единицу труда находится в совершенно определенной (обратной) зависимости от объема занятости. Следовательно, если занятость возрастает, то применительно к коротким периодам вознаграждение за единицу труда, выраженное в товарах, приобретаемых на заработную плату, должно, вообще говоря, снизиться, а прибыль увеличиться. Доказательство этого положения таково: допустим, что занято n человек, что n-й работник увеличивает продукцию на один бушель в день и что покупательная сила заработной платы равна одному бушелю в день. Допустим, далее, что (п + 1)-й работник прибавил бы к объему выпускаемой продукции только 0,9 бушеля в день; в этих условиях занятость не может возрасти до (п + 1) человек, если цена хлеба не увеличится в сравнении с заработной платой так, чтобы покупательная сила дневной заработной платы составила 0,9 бушеля. Совокупная заработная плата тогда поднимется до 9/10 (n+1) бушелей по сравнению с прежней величиной в n бушелей. Следовательно, в подобной ситуации вовлечение в производство одного дополнительного работника неизбежно повлекло бы за собой перераспределение дохода в пользу предпринимателей.

Экономисты-классики учили: предложение само порождает спрос; при этом они подразумевали весьма важное, хотя и не слишком четко определенное положение, что вся стоимость продукции должна быть израсходована прямо или косвенно на покупку продуктов. Маршалл: «Весь доход человека расходуется на покупку услуг и товаров. При этом обычно говорят, что человек известную долю своего дохода тратит, а другую долю сберегает. Общеизвестная экономическая аксиома состоит, однако, в том, что человек покупает труд и товары на ту долю своего дохода, которую он сберегает, точно так же, как и на ту долю, про которую говорят, что он ее расходует. О человеке говорят, что он расходует, когда хочет получить немедленное удовлетворение от услуг и товаров, которые он покупает. О нем говорят, что он сберегает, когда его действия ведут к тому, что покупаемые им труд и товары обращаются на производство богатства, которое, как ожидается, послужит ему источником удовлетворения различных нужд в будущем».

Те, кто так думает, ошибаются. Суть ошибки – в предположении, будто есть необходимая связь между решением воздержаться от текущего потребления и решением позаботиться о будущем потреблении. Постулат о равенстве цены спроса и цены предложения всей произведенной продукции следует рассматривать как «аксиому параллельных линий» классической теории. Из нее следуют и все остальные положения – социальные преимущества частной и национальной бережливости, традиционное отношение к норме процента, теории безработицы, количественная теория денег, безоговорочные преимущества laissez-faire в области внешней торговли и многое другое, что нам придется поставить под вопрос.

Итак мы показали зависимость классической теории от следующих взаимосвязанных положений:

1)      реальная заработная плата равна предельной тягости труда при существующей занятости;

2)      не существует такого явления, как вынужденная безработица;

3)      предложение само порождает спрос в том смысле, что совокупная цена спроса равна совокупной цене предложения для всех уровней производства и занятости.

Эти три положения неразрывны, так как они лишь вместе верны или неверны и каждое из них логически включает два других.

Принципы эффективного спроса. Предприниматель, нанимающий определенное число работников, осуществляет расходы двоякого рода. Прежде всего, это средства, которые он выплачивает факторам производства (исключая других предпринимателей) за их текущие услуги, – то, что мы будем называть факториальными издержками при данном уровне занятости. Во-вторых, это средства которые он выплачивает другим предпринимателям за покупаемые у них товары, а также усилия, которые он прилагает, загружая оборудование, а не оставляя его в бездействии, – то, что мы будем называть издержками использования при данном уровне занятости . Превышение стоимости произведенной продукции над факториальными издержками и издержками использования составляет прибыль, или, как мы будем называть ее, доход предпринимателя. То, что для предпринимателя является факториальными издержками, с точки зрения факторов производства есть, конечно, их собственный доход. Таким образом, факториальные издержки и предпринимательская прибыль образуют вместе то, что мы определим как совокупный доход, получаемый при данном уровне занятости.

Обозначим совокупную цену предложения продукции при занятости N человек через Z; взаимосвязь между Z и N, которую можно записать в форме Z=φ(N) , назовем функцией совокупного предложения. Выручку, ожидаемую предпринимателями при занятости N человек, обозначим через D; взаимосвязь между D и N, которую можно записать в форме D = f(N), назовем функцией совокупного спроса. Величину D в той точке кривой функции совокупного спроса, где она пересекается с функцией совокупного предложения, назовем эффективным спросом. Последующие главы будут посвящены главным образом исследованию различных факторов, от которых зависят обе эти функции: ведь в этом и состоит сущность общей теории занятости.

Суть разработанной нами теории сводится к следующему.

1. При данном состоянии техники, объеме применяемых ресурсов и уровне издержек производства доход (как денежный, так и реальный) зависит от объема занятости N.

2. Соотношение между совокупным доходом и величиной ожидаемых расходов на потребление, обозначаемой D1, будет зависеть от психологической характеристики общества, которую мы будем называть его склонностью к потреблению. Это значит, что потребление будет зависеть от уровня совокупного дохода и, следовательно, от уровня занятости, если только не произойдет изменений в склонности к потреблению.

3. Объем затрат труда N, на который предприниматели предъявляют спрос, зависит от ожидаемых расходов общества на истребление (D1) и от ожидаемых расходов общества на новые инвестиции (D2) D = D1 + D2 и есть то, что мы ранее определили как эффективный спрос.

4. Поскольку D1 + D2 = D = φ(N), где φ – функция совокупного предложения, a D1 – функция от N (обозначим, ее через χ(N) , зависящая от склонности к потреблению, то φ(N) – χ(N) = D2.

5. Следовательно равновесный уровень занятости зависит: а) от функции совокупного предложения φ, б) от склонности к потреблению χ и в) от объема инвестиций D2. Это и есть суть «общей теории занятости».

6. Каждой величине N соответствует определенная предельная производительность труда в отраслях промышленности, производящих товары, приобретенные на заработную плату. Это соотношение и определяет величину реальной заработной платы. Пункт 5 поэтому требует оговорки, что N не может превысить уровень, при котором реальная заработная плата снижается до равенства с предельной тягостью труда. Другими словами, не все изменения совместимы с нашей временной предпосылкой о постоянстве денежной заработной платы. Поэтому для полной формулировки нашей теории впоследствии необходимо отказаться от этой предпосылки.

7. Согласно классической доктрине, в соответствии с которой D = φ(N) для всех значений N, уровень занятости является нейтрально равновесным для всех значений N, не достигающих максимума. Тем самым фактически вводится предположение, что силы конкуренции между предпринимателями доведут объем занятости до максимальной величины. Только в этой точке, по классической теории, может существовать устойчивое равновесие.

8. Когда растет занятость, D1 будет увеличиваться, но не в той же мере, что и D, так как с ростом дохода уровень потребления хотя и повышается, но не в той же степени. Именно в этом психологическом законе следует искать ключ для решения наших практических проблем. Ведь из него следует, что чем выше уровень занятости, тем значительнее будет разрыв между совокупной ценой предложения (Z) соответствующей продукции и суммой (D1), которую предприниматели могут рассчитывать получить обратно в результате расходов потребителей. Поэтому при неизменной склонности к потреблению занятость, не может расти, если одновременно D2 не растет и не заполняет увеличивающийся разрыв между Z и D1. Следовательно, если только не принять специальных предпосылок классической теории о существовании сил, которые каждый раз, как повышается занятость, приводят к увеличению D2, причем в размерах, достаточных для заполнения увеличивающегося разрыва между Z и D, – экономическая система может пребывать в устойчивом равновесии с N, меньшим, чем полная занятость: это равновесие соответствует точке пересечения функций совокупного спроса и совокупного предложения.

* * *

Осилив «Введение», я утвердился в мысли, что дальнейшие инвестиции моего времени и мыслительных ресурсов в чтение труда Кейнса себя не окупят. А поскольку интерес к идеям Кейнса не пропал, то «отправился» в Интернет на поиски современного прочтения классика. Спустя некоторое время я обнаружил то, что искал:

В.Е. Маневич, д.э.н. Теоретическая система Кейнса. К 70-летию выхода «Общей теории занятости, процента и денег».

Основные идеи Кейнса:

1. Согласно классической теории, уровень цен при каждом данном объеме производства определяется количеством денег. Поэтому при каждом данном объеме производства в равной мере возможен любой общий уровень цен – в зависимости от количества денег, вводимых в экономику, и любой уровень цен является равновесным, в том смысле, что спрос равен предложению. Классическая теория считала, что рыночные силы автоматически приведут к полной занятости. Кейнс говорит о закономерном (не случайном) несовпадение цены спроса и цены предложения в экономике в целом (а не только на рынках отдельных товаров). Следовательно, возможно, что спрос окажется недостаточным для достижения полной занятости, и равенство между ценой спроса и ценой предложения может достигаться в условиях неполной занятости. Равенство цены спроса и цены предложения в условиях полной занятости – лишь частный, предельный случай, который достигается либо случайно, либо в результате целенаправленных действий общества (государственного регулирования). Рыночные силы не способны вывести экономику на уровень полной занятости.

2. Спрос не изменяется прямо пропорционально росту занятости: расходы на потребление растут медленнее, чем доходы, а спрос на инвестиции зависит от многих факторов, помимо роста дохода, и подвержен сильным циклическим колебаниям. Этих соображений достаточно, чтобы сделать вывод о несовпадении кривой совокупной цены спроса и кривой совокупной цены предложения по росту занятости. Эти кривые не совпадают, а лишь пересекаются в определенной точке.

3. Поскольку товары разнородны, функции спроса и предложения нельзя строить в зависимости от объема производства в натуральных величинах. В качестве универсальной единицы измерения спроса и предложения Кейнс предлагает использовать число «единиц труда» (рис. 1). За единицу труда принимается труд одного неквалифицированного работника, а труд более квалифицированных работников выражается в «единицах труда», умноженных на коэффициент, отражающий различия в уровне заработной платы. Таким образом, динамика совокупного выпуска продукции, освобожденная от влияния изменения цен, выражается через число занятых.

Рис. 1. Кривые совокупного спроса D = f(N) и совокупного предложения Z=φ(N). Точка пересечения кривых соответствует эффективному спросу. N1 – уровень занятости в этом (равновесном) состоянии. N2 – уровень полной занятости.

4. Основное внимание Кейнс сосредоточил на функции спроса. Именно в этом он видел решающее отличие своей теоретической системы от системы классической школы. При данной функции совокупной цены предложения, уровень эффективного спроса (другими словами, точка пересечения кривых цен совокупного спроса и совокупного предложения) определяется формой и положением функции (кривой) совокупной цены спроса.

5. Всякое расширение занятости связано с убывающей предельной производительностью труда и ростом удельных издержек.

6. Сумма сбережений отдельных фирм и индивидов, с одной стороны, и сумма сбережений в экономике в целом не равны между собой. Сберегая часть своего дохода, отдельный индивид сокращает потребительский спрос и увеличивает свое богатство, но совсем не обязательно увеличивает совокупные инвестиции и совокупное богатство общества.

7. Для поддержания данного уровня занятости разрыв между совокупным доходом и совокупным потреблением должен быть заполнен инвестициями. Если инвестиции недостаточны для того, чтобы заполнить разрыв между доходом и потреблением, агрегированный спрос окажется меньше дохода, производство и предложение начнут сокращаться, общество – беднеть. Соответственно, снизится и потребление, и совокупный доход. Сбережения также сократятся и придут в соответствие с низкими инвестициями.

8. Побуждение к инвестированию зависит от предельной эффективности капитала (от эффективности дополнительных инвестиций) и ставки процента. Предельная эффективность капитала – отношение ожидаемой прибыли от данного вида дополнительных (предельных) инвестиций к цене инвестиционных товаров. Предельная эффективность капитала – та наименьшая отдача от дополнительных (предельных) вложений капитала, которая приемлема для инвестора. Предельная эффективность капитала есть функция от объема инвестиций. Чем больше осуществляемые инвестиции, тем ниже предельная эффективность капитала, т.е. эффективность дополнительных (предельных) инвестиций. В предельном случае инвесторы могут согласиться с такой эффективностью дополнительных инвестиций, которая равна доминирующей на финансовых рынках ставке процента.

9. Предельная эффективность инвестиций в условиях кризиса может резко расходиться со ставкой процента. Если ставка процента, как правило, является величиной относительно устойчивой, то предельная эффективность капитала (ожидаемая доходность инвестиций), напротив, подвержена резким перепадам. Повышение нормы процента является, как правило, дополнительным фактором спада, но первоначальный толчок к кризису дает именно крушение (коллапс) предельной эффективности капитала. В момент кризиса «крах предельной эффективности капитала может оказаться настолько сильным, что никакое практически достижимое снижение нормы процента не будет достаточным» для поддержания необходимого уровня инвестиций.

10. Увеличение инвестиций вызывает увеличение занятости и рост потребительского спроса. Для удовлетворения возросшего потребительского спроса нужны новые инвестиции и т. д. В результате совокупный доход возрастает на величину, кратную приросту инвестиций, а общий прирост занятости превышает первоначальный ее прирост, вызванный увеличением инвестиций. Кейнс вводит понятие мультипликатора – коэффициента, связывающего один из элементов конечного спроса (инвестиции), и совокупный доход равный агрегированному конечному спросу. Мультипликатор указывает, «что когда происходит прирост общей суммы инвестиций, доход возрастает на величину, которая в k раз больше, чем прирост инвестиций».

11. Динамику ставки процента Кейнс ставит в зависимость от количества денег, которое задается экзогенно денежными властями. Кейнс строит цепь зависимостей, ведущую от экзогенного изменения предложения денег к росту инвестиций и совокупного дохода. Увеличение денежного предложения на финансовых рынках, в общем случае, ведет к снижению ставки процента. Снижение ставки процента способствует росту инвестиций. Рост инвестиций вызывает мультипликативный процесс роста совокупного дохода. Однако в любом из этих звеньев может произойти «обрыв цепи». В случае если одновременно с ростом денежного предложения растет предпочтение ликвидности, ставка процента становится неэластичной по количеству денег. Если денежным властям, все же, удается снизить ставку процента, но при этом падает предельная эффективность капитала, снижение ставки процента не приведет к росту инвестиций. Наконец, если инвестиции все же возросли, но осуществляются они в такие сферы, где мультипликатор инвестиций низок, они не вызовут значительного роста совокупного дохода. Отсюда Кейнс делал вывод, что регулирование объема инвестиций небезопасно оставлять в частных руках. «Представляется маловероятным, – пишет Кейнс, – чтобы воздействие на ставку процента банковской политики было, само по себе, достаточным для обеспечения оптимального размера инвестиций. Я представляю себе поэтому, что достаточно широкая социализация инвестиций окажется единственным средством, чтобы обеспечить приближение к полной занятости».

12. Кейнс считает, что ни одна из зависимостей, устанавливаемая экономической теорией, не обеспечивает автоматического достижения того или иного результата, и, соответственно, задача экономической теории не может заключаться в разработке или изобретении какого-либо автоматически действующего механизма, или формулы, пригодной во всех условиях и во все времена.

13. Кейнс показал необходимость государственного (экзогенного) регулирования уровня совокупного спроса, прежде всего – спроса инвестиционного, подверженного наибольшим циклическим колебаниям. Он ярко подчеркнул мультипликативный эффект государственных инвестиций для роста дохода.


Прокомментировать