Об алмазах, кимберлитовых трубках и открытии месторождений в СССР

Недавно прочитал книгу Майкла Роуча Алмазный Огранщик: система управления бизнесом и жизнью. Помимо знакомства с идеями буддизма, автор живо описывает сцены из алмазного бизнеса. Следующая история показалась мне любопытной (иллюстрации нашел в Интернете).

Грубо говоря, алмазы почти ничего не стоят. Корявые уродцы, коричневые или черные кусочки борта, или промышленных алмазов, невзрачны, как гравий, но играют могущественную роль в мировой экономике. Блоки автомобильного двигателя или важнейшие части воздушного лайнера приходится обрабатывать инструментом из высокоуглеродистой стали, закаленным до такой прочности, что он сам режет сталь и придает деталям заданную форму с высокой точностью, которая абсолютно необходима для их правильной работы. Но и сам стальной инструмент нуждается в заточке, и в качестве точильного вещества алмаз не имеет равных.

Ris. 1. V prirode almazy vstrechayutsya v osnovnom v osobyh zemnyh porodah magmaticheskogo proishozhdeniya kimberlitah i lamproitah

Рис. 1. В  природе алмазы  встречаются в основном в особых земных породах магматического происхождения — кимберлитах и лампроитах

Скачать заметку в формате Word или pdf

По этой причине алмаз наряду с ураном и плутонием обычно причисляют к стратегическим минералам, совершенно необходимым для современной индустрии. На протяжении многих лет правительство Соединенных Штатов запасало промышленные алмазы, создавая резерв на тот случай, если война или катастрофа сравнимого масштаба воспрепятствует необходимым поставкам сырья, которое в то время было полностью сосредоточено в придонных речных залежах в нескольких африканских странах.

Более того, в годы холодной войны Соединенные Штаты предпринимали шаги, чтобы поставки этих алмазов в страны Восточного блока, прежде всего в Советский Союз, были бы прекращены. По иронии судьбы это и заставило русских перелопатить просторы их необъятной империи вдоль и поперек в поисках собственных алмазов.[1]

Алмазная трубка имеет вид большущей морковки, длина которой колеблется от нескольких футов до сотен ярдов вглубь от того места, где она пробивается на поверхность земли. По мере того как мы вгрызаемся в землю все глубже и глубже на тысячи футов, добывая из такой трубки алмазную руду, она обычно постепенно становится все уже и все труднее для разработки. Алмазные трубки – это тоннели, по которым древняя лава текла из ядра Земли к ее поверхности, перенося с собой зарождающиеся алмазы (рис. 1). Эти трубки наполнены зеленоватой рудой, которая называется кимберлитовой; иногда нужно перелопатить целую тонну этой дряни, чтобы найти горстку алмазов, которая уместится на карандашном ластике. Поэтому, вопреки расхожему мнению, добыча алмазов дорогое удовольствие.

Расположение трубок на планете является одним из доказательств теории, что когда-то все материки были единым континентом, а нынешние океаны представляют собой трещины или разломы, образовавшиеся из-за дрейфа материков.

Классические кимберлитовые трубки расположены в Южной Африке. Например, знаменитая трубка Де Бирс была обнаружена во владениях двух обнищавших фермеров буров – братьев де Бир. Вместе с рудником Кимберли, расположенном там же, она произвела миллионы каратов алмазов с тех пор, как братья продали эту землю за бесценок где-то в 1870 г. Именно это месторождение дало имя печально знаменитому алмазному картелю Де Бирс, могущественной и безжалостной организации, на протяжении более чем ста лет контролировавшей большую часть международного бизнеса по производству алмазного сырья.

Интересная вещь происходит за один два миллиона лет: именно за такое время конусообразной выброс лавы, образовавшейся от извержения алмазной трубки, успевает сравняться с поверхностью окружающей ее почвы. Дождь, ветер, воздействие жары и холода мало-помалу изнашивают конус. Алмазы выкрашиваются из «синей глины», или руды, подхватываются ручейками, затем потоками побольше и, наконец, реками, и выносятся к океану.

Алмаз – один из самых тяжелых минералов, он весит почти как золото, а поскольку алмазы еще и намного тверже любого камня, то они начинают выкапывать себе небольшие карманы в скальном основании речного русла. Некоторые камни снова вырываются на волю и продолжают свое неумолимое движение к морю. Только чистейшие из алмазов – не имеющие даже мельчайших трещин или включений – могут уцелеть в этом путешествии длиной в целую вечность. Наверное, самое сказочное алмазное месторождение было обнаружено на западном побережье Африки, там, где река Оранжевая впадает в Атлантический океан.

Камни из кимберлитовых трубок скатывались по руслу Оранжевой прямо в открытое море, откуда сильные океанские течения и мощный прибой столетиями выбрасывали их обратно на побережье. Там-то немецкие геологи в 1908 г. и обнаружили россыпи этих алмазов наивысшего качества. Одна из моих любимых фотографий изображает старателей, ползающих на четвереньках по всему побережью, позже названному Sperrgebeit, или «Запретная Зона», и просто подбирающих огромные безупречные кристаллы.

Трубки трубками, но вот в Бразилии есть области, где русла рек изобилуют алмазами: скажем, в бассейне реки Жекитиньонья недалеко от старинного, почти швейцарского на вид городка Диамантина в современном штате Минас Жерайс. А кимберлитовых трубок, из которых могли бы появиться алмазы, в этой стране нет совсем. Так же как нет их и в некоторых районах аллювиальных или речных отложений Восточной Индии, страны, создавшей первые известные в истории великие бриллианты – такие шедевры, как «Кох и нор» и «Орлов», – задолго до открытия африканских месторождений.

А теперь возьмите карту мира, вырежьте Южную Америку и Индию и приложите их нижние концы туда, где они когда-то находились – по обе стороны от нижней оконечности африканского материка. Сразу станет ясно, откуда произошли речные алмазы: камни из огромных трубок на юге Африки рассыпались по руслам рек Бразилии и Деканского нагорья в Индии задолго до того, как соответствующие материки оторвались от прародителя.

Ris. 2. Raspredelenie kimberlitovyh trubok na zemnom share

Рис. 2. Распределение кимберлитовых трубок на земном шаре

Геология областей вокруг больших трубок Южной Африки по многим показателям сходна с сибирской. Этот факт отметил великий русский геолог Владимир Соболев в те годы, когда из-за американских ухищрений Советский Союз стал испытывать трудности с поставками африканских алмазов, необходимых для его промышленности. Под руководством Соболева в безбрежные ледяные просторы сибирской тундры отправились геологические экспедиции для поиска кимберлитовых трубок.

К сожалению, в то время было совсем немного средств для их поиска, например, как сейчас, с воздуха. Надо было стоять буквально на вершине самой трубки, чтобы обнаружить там синюю глину, да и то если эта синяя глина не покрылась многометровыми слоями накопившейся за столетия простой земли. По легенде, бытующей среди людей, связанных с алмазным бизнесом, женщина геолог скиталась по ледяным сибирским просторам в поисках трубок – плода Соболевских фантазий. Как-то раз она вышла на охоту в надежде порадовать своих товарищей свежим мясом.

Невдалеке она заметила какое-то движение – это была рыжая лиса, быстро шмыгнувшая в кусты. Она поднимает винтовку, ловит лису в оптический прицел и – к великому счастью! – в последний момент не спускает курок: на боку лисьей шубы темнеет пятно синего цвета, цвета кимберлитовой руды. Она выслеживает лису до ее логова, норы, уходящей вглубь трубки, которой предстояло стать первым из великих открытий русских алмазов – алмазной трубки «Мир».

Ris. 3. Kimberlitovaya trubka Mir YAkutiya samyj bolshoj almaznyj karer v mire

Рис. 3. Кимберлитовая трубка Мир (Якутия) – самый большой алмазный карьер в мире

В течение следующих сорока лет русские стали одной из сильнейших алмазных держав в мире, открывающей все новые трубки на бескрайних просторах Крайнего Севера, где теперь стоят целые шахтерские города.

Люди живут на платформах, установленных поверх вечной мерзлоты при помощи замечательной системы свай, глубоко забитых в промерзший грунт. Необходимо, чтобы кондиционеры постоянно подавали холодный воздух в пространство между платформами и тундрой, чтобы лед не растаял и город не утонул под слоем слякоти и полузамерзшей грязи.

Когда первые русские камни хлынули на мировые алмазные рынки, это вселило ужас в сердца алмазных дельцов всего земного шара. Еще раньше я изучил русский язык в Принстоне и помогал проводить некоторые исследования сотрудникам расположенного недалеко от Лондона Промышленного отделения Де Бирс, только чтобы быть в курсе того, что же задумали эти русские. Я хотел знать все об алмазном деле и жадно пожирал любую информацию, связанную с алмазами, начиная с того самого случая в 1975 г.; поэтому и вызвался переводить статьи из различных русских научных журналов.

Мы были очень обеспокоены, потому как знали, что русские уже научились производить совершенные алмазы в лабораторных условиях. Первенство в открытии этой технологии принадлежало ученым американской компании «Дженерал Электрик». Они воссоздали происходящие в глубинах Земли процессы образования природных алмазов в настоящих кимберлитовых трубках: огромные странного вида поршни в течение длительного времени удерживали под высоким давлением крошечные кусочки графита, одновременно нагреваемые до соответствующей температуры.

По счастью, для поддержания этого процесса в течение времени, необходимого для получения сырого алмаза весом в один карат, требуется столько электроэнергии, что ее вполне хватило бы на несколько часов освещения небольшого города. Это намного дороже, чем с той же целью промыть тонну синей глины, и потому здравый смысл говорит, что получение алмазов на дому никогда не окупится. Считалось, что алмазному бизнесу не угрожает такая совершенная подделка, как искусственный, или выращенный в лаборатории, алмаз, по всем параметрам такой же чистый и прекрасный, как и натуральный.

А что, если беспокойная русская мысль открыла способ сделать дешевым производство синтетических алмазов? Это казалось единственным объяснением внезапному появлению огромных партий сырья из Сибири, особенно если учесть одну немаловажную подробность разработки алмазных месторождений. Согласно известной технологии, для извлечения сырых алмазов из синей глины требовалось большое количество воды. Традиционно кимберлитовую руду дробили на куски нужного размера мощными шестернями (причем если там случайно попадались действительно огромные алмазы, то они почти всегда разбивались на мелкие части).

Измельченную руду смешивали с водой, и полученную кашицу разливали по поверхности широкой плиты, покрытой толстой маслянистой пастой, вроде тавота. Алмазы – и опять благодаря своей совершенной атомной структуре – стремятся прилипнуть к смазанной поверхности сильнее любого другого минерала. Кимберлитовая кашица, замешанная на воде, расплывалась поверх смазки, алмазы обязательно прилипали, все остальное стекало со стола. Затем тавот соскребали с поверхности, помещали в большой контейнер и расплавляли до жидкого состояния, чтобы алмазы оказались на дне.

Но мы то знали, что такого количества воды вдали от океана на границе Полярного круга не отыскать, а если и отыскать, то не сохранить – она просто замерзнет, как только окажется на открытым воздухе. В те годы подробная информация об алмазной промышленности – а ведь алмазы совершенно необходимы для производства автомобилей и самолетов, ракет и танков – считалась государственной тайной, за ее раскрытие человеку грозила смертная казнь.

У нас не было никакого способа узнать, что под сибирскими льдами и в самом деле имелись настоящие шахты, разрабатывающие природные трубки, и что русские изобрели новый искусный метод отделения алмазов от плевел. Дело в том, что большинство алмазов испускает слабое свечение в рентгеновских лучах: они флуоресцируют, причем некоторым для этого достаточно простого солнечного света (так появился миф о «сине белом» алмазе). Измельченную руду рассыпали по поверхности стола, усеянного маленькими отверстиями, под каждым из которых помещался мощный воздушный жиклер – пневматическая пушка. Рентгеновские лучи пропускали через руду, датчики определяли местонахождение светящихся камней, включали соответствующий жиклер, и тот аккуратно выстреливал камень в специальный приемник со стеклянным поддоном для сбора алмазов. Ну и как полагается, там был и очень надежный замок, фиксирующий поддон внутри приемника, был и охранник на страже этого сокровища.

Ничего не зная об этом изобретении, многие алмазные предприниматели в ужасе решили, что благодаря какому-то невероятному прорыву русские готовы сделать реальностью обилие искусственных алмазов. Мы знали, что это вполне могло привести к полному крушению того, что в алмазном бизнесе мы называем Overhang.

Термин Overhang используется для характеристики общего количества ограненных алмазов, накопленных в мире, особенно за последние 60–65 лет. В эти годы средний класс в развитых странах богател, становясь вполне состоятельным для покупки алмазных колец для помолвки, – а открытие новых перспективных алмазных трубок по всему миру обеспечивало увеличение поставок, пропорциональное росту потребительской активности этого среднего класса.

Поразмышляем. Как только алмаз извлечен из синей глины и огранен в бриллиант, сверкающий пятьюдесятью восемью фацетами, ему гарантировано место в семейной генеалогии. Никто не выбрасывает алмазы; их передают из поколения в поколение с любовью и заботой. Бывает, что камни вставляют в новые кольца, кулоны или другие ювелирные изделия в соответствии с модой, а затем вручают дочерям или внучкам. Из-за того, что алмаз тверже всех вещей во Вселенной, он, похоже, может бродить так целую вечность. Тибетские мудрецы шутят, что алмаз – это такая вещь, что рано или поздно всегда будет вынуждена выйти на поиски нового владельца, после того как прежний состарится и умрет. Алмазы вечны, а мы, похоже, нет.

Обычные старые ювелирные алмазы (по сравнению с их промышленными братьями суперменами) не имеют реальной цены вообще. Давайте говорить честно. Есть только множество стекляшек, одни лучше, другие хуже, и стоить они всегда будут ровно столько, сколько за них захотят заплатить в такой-то конкретный день. Стоимость большого алмазного магазина, определяемая публикой на данный момент, – то, что мы называем Overhang, – это только ощущение стоимости, ощущение уверенности покупателя в том, что алмазы были, есть и будут редкостью.

Если же русские действительно разработали недорогой синтетический – настоящий лабораторный алмаз – это означает полное крушение системы Overhang, и лавина накопленных во всем мире алмазов хлынет на рынок от паникующих владельцев, пытающихся получить хотя бы несколько долларов за камушек, в спешке выковырянный из бабкиного кольца, пока он еще стоит дороже леденца. Это был настоящий кошмар алмазных дилеров – дурной сон, который, к счастью, так и не сбылся.

[1] См. научную статью по теме А.А. Фридман Добыча алмазов в СССР и России и взаимоотношения с «Де Бирс». – Прим. Багузина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.