Фридрих Хайек. Цены и производство

Рубрика: 06. Об экономике

В книге, написанной в 1931 г., Хайек показал, каким образам денежные вливания в экономику, вызванные понижением ставки процента ниже естественной, искажают межвременную структуру капитала и порождают искусственный бум. Вызывая увеличение инвестиций на фоне не снижающегося уровня потребления, подобный бум оказывается неустойчивым и, в конце концов, участники рынка осознают, что для завершения новых инвестиционных проектов накопленных в экономике сбережений недостаточно. Бум обрывается кризисом, за которым следует период экономической депрессии, в ходе которого ликвидируются ошибочные инвестиции, рассчитанные на искусственно заниженную процентную станку. Восстановление начинается после того как структура капитала вновь приводится в соответствие с межвременными предпочтениями потребителей (как это актуально, учитывая современный мировой кризис).

Скачать краткий конспект в формате Word

Лекция 1. Обзор теорий влияния денег на цены

(1) Воздействие денег играет решающую роль при определении и объема и динамики производства. С другой стороны, если задаться вопросом, имел ли место в эти годы значительный прогресс в понимании связи между деньгами и ценами, и стали ли общепринятые теории к этому моменту существенно более продвинутыми, чем сто лет назад, я склонен ответить на эти вопросы отрицательно. И если такого продвижения в теории в последнее время не произошло, то причина этого мне видится в определенном изменении отношения большинства экономистов к методологии экономической науки. Я имею в виду попытку заменить качественные методы исследования количественными.

(2) Наиболее известной является попытка Ирвинга Фишера вдохнуть жизнь в наиболее механицистскую форму количественной теории ценности денег, посредством его широко известного «уравнения обмена». Я не собираюсь оспаривать позитивное содержание этой теории. Меня огорчает то, что эта теория в различных ее формах узурпировала центральное место в денежной теории, и то, что точка зрения, которая ее порождает, представляет собой препятствие для ее дальнейшего прогресса. Не меньший негативный эффект для ее развития имеет сегодняшняя изоляция теории денег от основного корпуса экономической теории.

Это положение и не может быть иным до тех пор, пока мы предполагаем, что используемые нами различные способы объяснения ценности и цен никак не зависят от влияния денег и от объяснения влияния денег на цены. А мы поступаем именно так, когда стараемся установить непосредственную причинную связь между суммарным количеством денег, общим индексом цен и, быть может, также совокупным объемом производства. Это так, поскольку ни одна из этих величин, взятая сама по себе, не оказывает воздействия на решения индивидов, лежащие в основе положении не денежной экономической теории. А ведь именно этому «индивидуалистскому» методу мы обязаны тем, что вообще понимаем экономические явления. Именно в этом состоит главный источник прогресса науки, обеспеченный преимуществом последовательного использования «субъективной» теории по сравнению с учением классической школы. Таким образом, если денежная теория все еще пытается установить причинную связь между агрегатами или общими средними, это означает, что она отстает от развития экономической науки в целом. В действительности, ни агрегаты, ни средние не воздействуют друг на друга, и необходимые причинно-следственные связи никогда не смогут быть установлены, в отличие от того, как мы можем сделать это в отношении индивидуальных явлений, индивидуальных цен и т.п.

(3) Центральным вопросом этих теории является изменение общего уровня цен. Считается, что на производство оказывает воздействие, прежде всего, изменение общего уровня цен и рассматриваемые последствия затрагивают не определенные отрасли, а общий объем производства. При этом ссылаются на статистику, которая показывает, что в прошлом существовала высокая корреляция между общим уровнем цен и совокупным объемом производства. Так происходит просто потому, что ожидания продаж по повысившимся ценам, превышающим сегодняшние затраты, заставляют всех расширять производство, тогда как в противоположном случае страх быть вынужденным продавать ниже затрат будет иметь сильный сдерживающий эффект. Иными словами, во внимание принимается только динамика общего уровня цен.

Эта концепция лежит в основе, по крайней мере, трех в высшей степени ошибочных суждений. Первым таким суждением является тезис о том, что деньги оказывают воздействие на производство и цены, только если изменяется общий уровень цен, и соответственно цены и производство не зависят от денег, всегда находясь на своих «естественных» уровнях, если цены остаются стабильными. Во-вторых, имеется убеждение в том, что повышение уровня цен всегда ведет к увеличению производства, а его падение — к уменьшению производства. В-третьих, считается, что «денежная теория может быть определена как такая теория, которая занимается лишь установлением того, чем определяется ценность денег».

(4) В своем знаменитом «Опыте о природе торговли вообще», опубликованном в 1775 году, Кантильон попытался показать, «каким образом и в какой пропорции увеличение денег повышает цены на товары». Начиная с предположения об открытии новых залежей золота или серебра, он продолжает демонстрацией того, как это дополнительное предложение драгоценных металлов сначала увеличивает доходы всех лиц, связанных с их добычей, как увеличение расходов этих лиц затем увеличивает цены товаров, которые они начинают покупать в бо́льших количествах, как рост цен на эти товары увеличивает доходы продавцов этих товаров, как они, в свою очередь, увеличивают свои расходы и так далее. Он заключает, что только те лица получают выгоду от увеличения количества денег, доходы которых увеличиваются первыми, тогда как для тех, чьи доходы растут позже, увеличение количества денег означает потери.

Хотя денежным теориям удалось построить общую логическую схему анализа последствий увеличения и уменьшения количества денег, основанную на предположении о том, что нам известно место попадания денег в обращение, они не помогли сформулировать общее утверждение о последствиях, которые должны иметь любые изменения количества денег. Причина связана с тем, что вся эта схема привязана к конкретной точке, в которой дополнительное количество денег попадает в обращение (или изымается из него). Поэтому последствия изменения количества денег могли мыслиться как прямо противоположные — в зависимости от того, попадают ли дополнительные деньги вначале в руки торговцев и производителей продукции или непосредственно в руки лиц, живущих на жалованье, получаемое от государства.

(5) Изучим воздействие количества денег на процентную ставку и — посредством этого — на относительный спрос, предъявляемый, с одной стороны, на потребительские и, с другой — на производственные, или капитальные, блага.

Генри Торнтон. В своей работе Paper Credit of Great Britain, опубликованной в 1802 году пишет: «Чтобы установить, как далеко может простираться желание получить ссуду в банке, мы должны исследовать значение величины прибыли, ожидаемой от этого заимствования при существующих обстоятельствах. Для этого необходимо вынести суждение о двух вещах: во-первых, о проценте, который должно будет уплатить на позаимствованную сумму, и, во-вторых, о торговой или иной выгоде, которая должна быть получена на заемный капитал. Эта выгода, которая может быть приобретена посредством торговли, обычно является наибольшей из всех, которые могут быть получены, и она определяет, в огромной мере, норму доходности во всех других случаях».

Когда предложение капитала превышает спрос, это приводит к сжатию денежного обращения страны, а когда спрос на капитал превышает его предложение, это приводит к его обратному расширению. В 1823 году Томас Джоплин заметил: «…при металлическом обращении банкир всегда знает состояние рынка. Прежде всего, он не может ссужать деньги до тех пор, пока он не сделал сбережения, и не имеет их на руках, сосредоточив определенный объем для ссуды. С другой стороны, он имеет большее или меньшее число лиц, желающих сделать заем, и в той мере, в какой спрос больше или меньше того количества, которое он должен ссудить, он будет повышать или понижать свою ставку кредита… Однако вследствие того, что провинциальные банки являются не только поставщиками начального капитала, но также эмитентами денежных инструментов, спрос на эти инструменты и спрос на капитал оказываются настолько перемешанными между собой, что понимание того и другого полностью запутывается».

(6) Мальтус пишет: «Всегда, когда, при существующем положении вещей, новые выпуски банкнот попадают в руки тех, кто намерен употребить их для ведения и расширения прибыльного дела, имеет место изменение распределения обращающихся средств обмена. Повышение цен, являющееся следствием конкуренции за новые банкноты, и вызывает такое сокращение, не позволяя тем, кто является только покупателем, но не продавцом, покупать столько же [благ] из общего годового производства, сколько раньше. Поэтому промышленные классы, то есть те, кто является и продавцами, и покупателями, в период непрерывного роста цен имеют необычайно высокие прибыли и, даже когда эта непрерывность приостанавливается, оказываются обладателями большей части совокупного годового производства, чем та, которой они располагали до новых выпусков банкнот».

(7) Теория Викселля: Если бы не существовало возмущений, вызванных существованием денег, то процентная ставка определялась бы на таком уровне, который уравновешивает спрос и предложение сбережений. Эту равновесную ставку он окрестил естественной ставкой процента. В использующей деньга экономике фактическая ставка процента может отличаться от равновесной, или естественной, ставки, поскольку спрос на капитал и его предложение реализуются не в вещественной форме, а в форме денег, количество которых, доступное для нужд инвестирования может быть произвольно изменено банками.

Итак, пока денежная ставка процента совпадает с равновесной, она остается «нейтральной» в отношении своего влияния на цены благ, не повышая и не понижая их. Однако когда банки понижают денежную ставку процента ниже равновесного уровня, что они могут делать, выдавая в качестве ссуд больше того, что было им доверено, то есть увеличивая количество средств обращения, это должно вести к росту цен.

(8) Согласно Викселлю равновесная ставка процента есть такая ставка, которая ограничивает спрос на реальный капитал количеством доступных сбережений и одновременно обеспечивает стабильность уровня цен.

(9) То, что нас интересует, — это лишь то, как деньги воздействуют на относительные цены благ, рассматриваемых как источники дохода или как средство удовлетворения [конечных] желаний.

Лекция 2. Условия равновесия между производством потребительских и производственных благ

(4) Современная теория следующим образом объясняет колебания объемов промышленного производства: увеличение производства достигается посредством перехода к «более капиталистическим» методам производства, или, что то же самое, посредством организации производства таким образом, что в любой заданный момент времени доступные ресурсы используются для удовлетворения таких потребностей, которые отстоят от этого момента дальше, чем ранее. По моему мнению, только исследовав это явление, можно в итоге показать, каким образом может быть создана ситуация временной невозможности использования всех доступных ресурсов. Для начала я рассмотрю условия, при которых достигается равновесие между производством благ производственного назначения и производством потребительских благ, а также исследую, как это равновесие связано с денежным потоком.

(5) Под факторами производства я буду понимать также и капитал, то есть этот термин охватывает все факторы, из применения которых извлекаются доходы в форме заработной платы, ренты и процента. Термин производственные блага относится ко всем благам, не являющимся потребительскими благами, то есть ко всем благам, прямо или косвенно используемым для производства потребительских благ, включая, таким образом, первичные средства производства, а также всяческие инструментальные блага и все виды незавершенного производства. Те производственные блага, которые не являются первичными средствами производства, но находятся между первичными средствами производства и потребительскими благами, я называю промежуточными благами.

(6) Я уже отмечал, что существенной характеристикой современной нам «капиталистической» системы производства является то, что в каждый момент значительно большая часть имеющихся первичных средств производства используется для получения потребительских благ, относящихся к более или менее отдаленному будущему, чем та часть, которая используется для немедленного удовлетворения потребностей. Причиной такого способа организации производства является, без сомнения, тот факт, что посредством удлинения производственного процесса можно получать большее количество потребительских благ при данном количестве первичных средств производства. Любая такая замена некоего метода производства с любой заданной продолжительностью на метод, который требует большей продолжительности, предполагает совершенно определенные изменения в организации производства, или — как я называю этот аспект – изменений структуры производства.

Чтобы яснее увидеть, на что именно воздействуют указанные изменения структуры производства, рассмотрим схему (рис. 1).

Рис. 1. Инвестиционный рисунок по Джевонсу

Последовательное использование первичных средств производства, необходимых для обеспечения выпуска потребительских благ, производимых в каждый момент времени, представлено в виде гипотенузы прямоугольного треугольника. Ценность первичных средств производства изображена горизонтальной проекцией этой гипотенузы, а вертикальная ось, по которой отложены значения в произвольный период времени, от ранних моментов к более поздним, отражает течение времени. Нижняя сторона треугольника представляет текущий выпуск потребительских благ. Таким образом, внутренняя область, ограниченная сторонами треугольника, изображает последовательные стадии, которые несколько единиц первичных средств производства проходят до того, как они созреют для потребления. На этом же рисунке можно увидеть полный объем промежуточных продуктов, которые должны существовать в каждый момент времени для обеспечения непрерывности выпуска потребительских благ. Поэтому можно считать, что на этом рисунке представлены не только следующие одна за другой стадии производства продукции в каждый момент времени, но и процессы производства, которые имеют место одновременно в рамках некоторого стационарного состояния общества. Используя удачную формулировку Дж. Б. Кларка, мы назовем картину, иллюстрируемую этим рисунком, «синхронизированный процесс производства». Теперь должно быть понятно, что доля промежуточной продукции (внутренняя область треугольника), необходимой в каждый момент времени для обеспечения непрерывности выпуска данного количества потребительских благ, должна со временем увеличиваться, и сам этот выпуск должен расти по мере увеличения окольности производственного процесса. По мере того, как средний период между использованием первичных средств производства и завершением изготовления потребительских благ увеличивается, процесс производства становится более капиталистическим, и наоборот.

Можно предположить, что промежуточная продукция остается в собственности владельцев первичных средств производства до того момента, пока она не «созреет» до формы потребительских благ. Последние могут быть проданы потребителям, после чего владельцы первичных средств производства получат процент — вместе с заработной платой и рентой.

(7) Для наглядности можно представить непрерывный процесс в виде дискретного (рис. 2).

Рис. 2. Дискретный вариант инвестиционного рисунка

Отношение белой площади к заштрихованной равно 40:80, или 1:2, что отражает пропорцию между выпуском потребительских благ и выпуском промежуточной продукции (или между потреблением и валовыми — новыми и возмещающими выбытие — инвестициями) за любой период времени.

Если блага на нашем рисунке движутся сверху вниз, то деньги мы будем мыслить себе движущимися в противоположном направлении, то есть вначале они уплачиваются за потребительские блага, а затем перемещаются вверх до тех пор, пока, пройдя через все промежуточные стадии, они не будут выплачены в качестве доходов владельцев факторов производства, которые, в свою очередь, направят полученные деньги на покупку потребительских благ.

(8) Например, в США платежи за потребительские блага составляют лишь около 1/и платежей за производственные блага всех видов (1928 г.) Поток денег, которые предприниматель, представляющий любую стадию производства, получает в некий момент времени, всегда состоит, во-первых, из чистого дохода, который он может направить на потребление, не разрушая обычных способов производства, и, во-вторых, из той части дохода, которую он должен постоянно реинвестировать. Но распределит ли предприниматель совокупные денежные поступления в той же пропорции, как и раньше, полностью зависит только от него. И главным фактором, воздействующим на его решение, будет величина прибыли, которую он рассчитывает получить, производя конкретные виды промежуточной продукции.

(9) Каким образом в реальной действительности осуществляется переход от менее к более капиталистическим методам производства, и какие условия должны быть выполнены для того, чтобы было достигнуто новое состояние равновесия? Переход к более капиталистическим методам производства будет иметь место, если общая величина спроса на производственные блага (выраженная в деньгах) увеличивается относительно спроса на потребительские блага. Это может происходить двумя способами: либо в результате изменений объема добровольных сбережений, либо в результате изменения количества денег, которое изменяет количество финансовых ресурсов, имеющихся в распоряжении предпринимателей и предназначенных для приобретения производственных благ. Рассмотрим вначале случай изменения добровольных сбережений, то есть простое переключение спроса с потребительских благ на производственные.

Предположим, что потребители сберегают и инвестируют такое количество денег, которое соответствует одной четверти их дохода за один период. В такой ситуации пропорция между спросом на потребительские блага и спросом на промежуточную продукцию, в конце концов, изменится с 40:80 на 30:90, или с 1:2 на 1:3. Дополнительное количество денег для приобретения промежуточной продукции должно теперь использоваться таким образом, чтобы выпуск потребительских благ мог быть продан за сумму, которая может быть использована на эти цели, уменьшившуюся до 30. Это может иметь место только в том случае, если средняя длина окольных процессов производства и, соответственно нашему случаю, также количество последовательных стадий производства увеличатся в той же пропорции, в какой спрос на промежуточную продукцию увеличился по отношению к спросу на потребительские блага, то есть от в среднем двух до в среднем трех (или от фактических четырех до фактических шести) стадий процесса производства. Когда этот переход будет завершен, структура производства с необходимостью изменится с той, которая изображена на рис. 2, на ту, которая изображена на рис. 3.

Рис. 3. Схема, соответствующая большей капитализации (увеличению окольности) при добровольном сбережении

При сравнении этих двух рисунков сразу видно, что природа изменения сводится к «растяжению» потока денег от потребительских благ к первичным факторам производства. Он становится, если можно так выразиться, более длинным и узким.

(10) В случае увеличения денег в форме кредитов, предоставляемых производителям изменится соотношение между спросом на потребительские блага и спросом на промежуточную продукцию. Пусть количество дополнительных денег, полученных производителями, составляет 40. Как видно на рис. 4, изменения структуры производства, которые должны иметь место, чтобы обеспечить применение добавочных средств, поступивших в распоряжение производителей, будут в точности такими же, какими они были при изменениях, порожденных сбережениями. Общий поток услуг первичных средств производства теперь будет распределяться не по четырем, а по шести периодам. Общий объем промежуточной продукции, произведенной на разных стадиях в течение всего производственного процесса, станет не в два, а в три раза больше, чем объем выпуска потребительских благ за тот же период.

Рис. 4. Первоначальный рост окольности при вынужденном сбережении

В том случае, когда изменение структуры производства порождается сбережениями, изменившееся соотношение между спросом на потребительские и производственные блага остается постоянным, поскольку оно было следствием добровольных решений индивидов. Изменения в структуре производства произошли только потому, что какие-то индивиды решили расходовать меньше своих денежных поступлений на потребление и больше — на производство. Поскольку, когда эти изменения произойдут, эти лица увеличат свою долю в возросшем совокупном объеме реальных доходов, у них не будет никакой причины опять увеличивать ту часть своих денежных поступлений, которую они расходуют на потребление. Таким образом, не будет существовать никакой внутренней причины для возврата к старой пропорции.

В случае же эмиссии, эта жертва не является добровольной — она приносится не теми, кто ожидает извлечь выгоды от своего инвестирования. Она приносится потребителями вообще, которые, вследствие усиливающейся конкуренции между предпринимателями, вынуждены отказываться от части привычного объема потребления. Это происходит не потому, что они приняли решение потреблять меньше, а потому, что они получают меньше благ в обмен на свой денежный доход. Не может быть сомнений в том, что, если их денежные поступления опять вырастут, они немедленно попытаются увеличить долю потребления до привычной пропорции. Денежный поток будет перераспределен между потребительским и производственным использованием в соответствии с желаниями индивидов, и искусственное распределение, установившееся вследствие эмиссии новых денег, вернется (в некотором смысле, при любом темпе эмиссии) к первоначальной пропорции. Если мы предположим, что старая пропорция восстановлена, то и структура производства вернется к старой пропорции, как это показано на рис. 5. Производство опять станет, так сказать, менее капиталистическим, и та часть нового капитала, Которая омертвлена в оборудовании, пригодном только для использования в более капиталистических процессах, превратится в потери. Такой переход к менее капиталистическим методам производства с необходимостью принимает форму экономического кризиса.

Рис. 5. Возврат к менее капиталистическим методам производства после эмиссии

Лекция 3. Функционирование механизма цен на протяжении кредитного цикла

Первое следствие увеличения производственной активности, вызванного банками, предоставляющими ссуды по ставке ниже естественной ставки процента… состоит в росте цен на производственные блага, притом что рост цен па потребительские блага относительно незначителен… Однако вскоре начинается обратное движение: цены на потребительские блага растут, а цены на производственные — падают, или, иными словами, ставка процента по кредитам увеличивается, вновь приближаясь к естественной ставке процента.
Людвиг фон Мизес «Теория денег и фидуциарных средств обращения»

(1) Необходимо объяснить, почему некие блага, которые до сих пор использовались на одной стадии производства, теперь могут с большей прибылью использоваться на другой стадии. Это переключение будет иметь место только в том случае, если изменились пропорции, в которых разные производственные блага можно прибыльно использовать на какой-либо стадии производства. А это, в свою очередь, предполагает обязательные изменения в ценах, по которым эти блага предлагаются на разных стадиях производства.

(2) Мы будем называть производственные блага, которые могут быть использованы только в небольшом числе стадий, производственными благами специфического назначения, или, короче, специфическими благами, отличая их от производственных благ более широкого применения, которые можно назвать неспецифическими благами.

(9) Если проведенное нами исследование корректно, то должно быть совершенно ясно, что предоставление кредитов потребителям, которое недавно с таким жаром отстаивалось как лучшее лекарство от депрессии, в действительности будет приводить к совершенно противоположным последствиям. Относительный рост спроса на потребительские блага может только ухудшить ситуацию. Ситуации здесь далеко не так проста, как это имеет место в случае предоставления кредитов производителям. Возможно, по крайней мере, теоретически, что в ходе наиболее острой фазы кризиса, когда капиталистическая структура производства стремится сжаться в большей мере, чем это окажется в конечном счете необходимым, расширение кредита производителям вызовет благотворный эффект. Но это возможно только в том случае, если количество [кредитов] будет в точности таким, чтобы компенсировать первоначальное избыточное увеличение цен на потребительские блага, и если [в кредитных договорах] могут быть предусмотрены оговорки, позволяющие отзывать избыточные кредиты, когда цены упадут и соотношение между предложением потребительских благ, с одной стороны, и предложением промежуточных благ, с другой стороны, адаптируется к [новому] соотношению между спросом на указанные виды благ. Но даже такие кредиты принесут больше вреда, чем пользы, если из-за них прибыльными покажутся такие окольные процессы производства, которые не смогут продолжаться без помощи дополнительных кредитов даже после того, как минует самая острая фаза кризиса. Честно говоря, я не представляю себе, как банки вообще смогут удержать кредиты в этих пределах.

То, что требуется для возникновения благоприятных условий [восстановления], — это как можно более быстрая и полная адаптации структуры производства к соотношению между спросом на потребительские и производственные блага, определяемому добровольными сбережениями и расходами. Если создание искусственного спроса нарушает это соотношение, установившееся посредством добровольных решений индивидов, это должно означать, что часть доступных ресурсов опять будет направлена в неверном направлении, а глубокая и длительная корректировка вновь окажется отложенной. И даже если с помощью этого метода неиспользованные ресурсы будут задействованы быстрее, это будет означать лишь то, что посеяны семена новых потрясений и нового кризиса. Единственный способ, позволяющий задействовать все доступные ресурсы на постоянной основе, состоит, таким образом, не в применении искусственных стимуляторов — будь то во время кризиса или после, — а в том, чтобы дать время для окончательного выздоровления, когда в ходе длительного процесса структура производства адаптируется к имеющемуся объему средств, которые можно инвестировать в капитал.

Лекция 4. Аргументы за и против «эластичного» денежного обращения [1]

Приложение к Лекции 4. Капитал и колебания производства

Доброжелательная критика взглядов автора господами Хансеном и Таутом, опубликованная в последнем номере журнала «Эконометрика», предоставляет приятную возможность уточнить некоторые моменты, которые до сих пор я, очевидно, не прояснил должным образом. [2]

Господа Хансен и Таут излагают мою теорию в следующей серии постулатов.

Тезис №1. Депрессия вызывается сжатием структуры производства (т.е. сокращением числа стадий капиталистического процесса). По мнению Хайека, сам феномен депрессии и есть такое сжатие структуры производства. Динамические силы могут по-разному воздействовать на экономическую жизнь, но до тех пор, пока они не порождают специфического эффекта, состоящего в сжатии производственных процессов, они не вызывают депрессии. Равным образом, депрессия никогда не принимает иной формы, отличной от сжатия структуры производства. Короче говоря, депрессия может быть определена как сокращение [стадий] капиталистического процесса производства.

Тезис №2. Главной причиной (наряду, впрочем, с другими), ответственной прямо или косвенно за сжатие процесса производства, являются вынужденные сбережения.

Тезис №3. Удлинение процесса производства, вызываемое добровольными сбережениями, устойчивы. Или по крайней мере не существует никаких внутренних причин, по которым такое удлинение с необходимостью должно сменяться сжатием структуры производства. Увеличение добровольных сбережений должно сопровождаться бо́льшим увеличением спроса на производственные, чем на потребительские блага, что будет увеличивать цены продукции более высоких стадий производства по сравнению с продукцией, производимой на более низких стадиях. Следующее за этим сокращение ценовых приращении, или, иными словами, более низкая ставка процента, таким образом, сделает возможным постоянное удлинение процесса производства.

Тезис №4. Удлинение процесса производства, вызванное вынужденными сбережениями (если предложение денег не является нейтральным), не может поддерживаться до бесконечности, но обязательно должно смениться сжатием производственных процессов. Увеличение предложения денег (банковские кредиты), ставшее доступным для предпринимателей, вызывает увеличение спроса на производственные блага (по сравнению с потребительскими), что увеличит цены на блага более высоких порядков по сравнению с ценами на блага более низких порядков. Однако следующее за этим удлинение процессов производства не может продолжаться, поскольку, как только денежное предложение перестанет увеличиваться, цены на блага высоких и низких порядков начнут изменяться в обратном направлении — вследствие того факта, что привычки расходовать и сберегать остались прежними. Таким образом, с неизбежностью произойдет сжатие искусственно удлиненных процессов производства.

Тезис №5. Увеличение потребительского спроса вследствие увеличения предложения денег (сверх того уровня, который был бы необходим для сохранения нейтральности денег) обязательно приводит к сжатию производственных процессов, вызывая депрессию. Увеличившееся предложение денег, попадающих непосредственно к потребителям, вызовет увеличение спроса на потребительские блага (по сравнению со спросом на производственные блага), приводя к росту цен на продукцию более низких порядков по сравнению с ценами на продукцию более высоких порядков, что с неизбежностью приведет к сжатию производственных процессов.

Тезис №6. Чрезмерные государственные расходы и налоги, увеличивая отношение [потребительских] расходов к сбережениям, приведут к сжатию производственных процессов и тем самым могут способствовать продлению депрессии или стагнации в экономике. Увеличение [потребительских] расходов вызовет рост спроса на потребительские блага (по сравнению с производственными благами), что приведет к опережающему росту цен на продукцию более низких порядков по сравнению с продукцией более высоких порядков. Следующее за этим увеличение ценовых приращений между производством благ более низких и производством благ более высоких порядков, или, иными словами, повышение процентной ставки, приведет к сжатию производственных процессов.

Тезис №7. Предложение денег должно поддерживаться постоянным, за исключением таких случаев увеличения или сокращения количества денег, в которых это необходимо для (1) компенсации изменении скорости обращения; (2) для компенсации таких изменений коэффициента денежных сделок, которые вызываются объединением фирм и тому подобными явлениями и (3) для обеспечения любых изменений [количества денег], привносимых платежами без участия денег, которые могут иметь место (такими, как коммерческие кредиты). Этим проводится различие между «постоянным» и «нейтральным» денежным предложением.

Тезис №8. Любое изменение предложения денег (отличное от такого, которое необходимо для сохранения нейтральности денег) наносит ущерб, поскольку, в конечном счете, оно неизбежно оборачивается сжатием производственных процессов. (а) Если увеличившееся предложение денег попадает к предпринимателям, производственные процессы вначале удлиняются, но затем с необходимостью сжимаются, возвращаясь к предыдущему состоянию или к ситуации с еще более короткими производственными цепочками. (б) Если дополнительные деньги вначале попадают к потребителям, то сразу имеет место сжатие производственных процессов, которые постоянно остаются более короткими, чем до этого.

Тезис №9. Увеличение производства и торговли не может служить оправданием для расширения банковского кредитования.

Тезис №10. Депрессию невозможно нейтрализовать с помощью инфляции денежного предложения, хотя в теории имеется некоторая возможность, что в период острой фазы кризиса, когда капиталистическая структура стремится к сжатию в большей мере, чем это необходимо, безупречное регулирование увеличения количества денег может быть благотворным. Невозможность такого квалифицированного администрирования денежной политики делает это теоретическое исключение неважным в практическом отношении.

Существует ли какой-нибудь смысл, в котором экономист имеет право утверждать, что решения, сделанные против воли тех, кого они затрагивают, могут быть «благотворными». Однако это выводит меня на гораздо более общий вопрос: а располагаем ли мы какой-либо мерой, с помощью которой можно измерить удовлетворение тех, кого касаются соответствующие решения, кроме их собственных предпочтений, выраженных в их собственных решениях.

Примечание Багузина. Как это созвучно с идеями книги Джеймс Скотт. Благими намерениями государства. Почему и как проваливались проекты улучшения человеческой жизни! Главная идея – никто в одиночку, ни человек, ни партия, ни государство, не должны вершить судьбы людей! Только они сами путем проб и ошибок, взлетов и падений… Вмешательство государства, по Хайеку, не только нарушает рав­новесие в экономике, но даже постепенно уничтожает свободу индивидуума и демократию. Поэтому чем больше государство опе­кает своих граждан, тем вернее оно лишает их всякой свободы. Хайек не устает повторять, что социализм, одно из наиболее влиятельных политических движений нашего века, основывается на ложных посылках (несмотря на благородные намерения некоторых лучших умов). «Эта претензия разума на то, что человечество способно по заранее составленному рациональному плану контролировать и направлять свою будущую эволюцию, имела фатальные последствия для судеб индивидуальной свободы и подготовила почву для тоталитаризма».

Подробнее об идеях Фридриха Хайека см., например, «Рыночная экономика Ф.Хайека»


[1] Затруднился что-либо законспектировать. Совсем непонятно… 🙁

[2] Здесь я вспомнил фразу: «У тех, кто пишет понятно, есть читатели; у тех, кто пишет туманно, есть комментаторы». Кому принадлежит авторство фразы, не помню… Вообще-то, настоящий конспект давался мне крайне непросто… То ли я слабоват для адекватного восприятия, то ли  автор пишет сложновато… А вот упомянутые критики в нескольких тезисах очень внятно обозначили теорию Хайека. Очень даже хорошо получилось 🙂

Комментарии: (1)

Интересно.
В свою очередь порекомендую почитать про исправленное уравнение Фишера и механизмы регулирования бумов-кризисов через Налог на Добавленный Долг. Начать можно отсюда:
http://kubkaramazoff.livejournal.com/74084.html


Прокомментировать